Конституционный переворот

Вернейший способ быть обманутым — это считать себя хитрее других.
(Франсуа де Ларошфуко)



Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко и его ближайшее окружение с большим вниманием наблюдают за продолжающимся в Москве противостоянием российских властей с несистемной оппозицией, спровоцированным неоднозначными оценками хода кампании по выборам в Московскую думу.

Ждут катастрофы – ищут поводы

С не меньшим интересом в белорусском руководстве относятся к завершению действия российско-американского договора по РСМД. Следом за денонсацией договора в белорусском медиа пространстве тут же появился намек о необходимости обсуждения между Минском (!) и Москвой ответных мер в отношении США по принципу «Беларусь и Россия» («Галантерейщик и кардинал – это сила»). В любом случае в данном случае мы сталкиваемся с традиционным для лимитрофов завышенным восприятием статуса своей страны и проявлением местечковой геополитики.

Collapse )
тима

Пример исторической проституции

На полях змагарской "Нашей нивы" продолжается эпичная битва за право облобызать мощи польского авантюриста Костюшки. Свядомые наконец-то слились в экстазе с первым заместителем президиума Национальной академии наук Белоруссии Сергеем Чижиком, который вывернул свое гнилое пропольское нутро и с гордостью признался, что является потомком участника польского антигосударственного восстания под предводительством еще одного поляка Калиновского.



История верчения жопой и переобувания руководства НАН в полете здесь - https://nn.by/?c=ar&i=235505&lang=ru. Поработать проститутками - своеобразная примета белорусской интеллигенции.
В общем, это как бы в продолжении прошлой темы об исторических мифах в белорусском образовании и о тех, кто их создает.
тима

Разделенные образованием

Из "Огонька" прилетело:

На карте королевства Польского и Великого княжества Литовского, составленной в 1777 году, Белоруссии не сыскать
Почему новое поколение белорусов знает польскую историю лучше российской

Белоруссия заново создает свою национальную историю, и соседней России в ней уделяется куда меньше внимания, чем Великому княжеству литовскому.

На фоне разговоров о необходимости укрепления союзнических отношений между Москвой и Минском, вплоть до возможности введения единой валюты, незамеченным остается факт, что Россия за все десятилетия новейшей истории так и не освоила приемы мирной колонизации постсоветского пространства. Между тем как Запад владеет ими в совершенстве: благотворительные фонды, миссионерская помощь, облегчение визового режима и, наконец, внедрение в сознание обывателей стойкого понимания того, что их государство испокон веку имело более тесные связи с Западом, нежели с Россией. В свое время технологию опробовала Украина, и вот уже полтора десятилетия по этому же пути идет Белоруссия, где школьная программа уделяет больше внимания польской истории, нежели российской. Именно школа становится опытным полигоном для внедрения новой картины исторического прошлого. «Огонек» поинтересовался подробностями у недавней белорусской школьницы, а ныне студентки МГУ Алены Тышкевич (имя изменено).

— Как так получается, что польскую историю белорусы сегодня знают лучше российской?

— Я бы не сказала, что лучше, скорее более детально. Наша школьная программа по истории сформирована так, что историю других государств мы проходим в курсе «Всеобщей истории», где России уделено столько же внимания, сколько и Франции, Англии или Польше. Но при этом отдельно мы изучаем еще и историю Белоруссии (так же, как и в России, «всеобщую историю» и «историю России»). Так вот в курсе отечественной истории куда больше внимания уделяется польской истории, нежели российской: длительное время Белоруссия была частью польских земель — напрямую или в составе ВКЛ…

— ВКЛ?

— Великого княжества литовского — наше средневековье. Помню, как в школе мы детально изучали жизнеописания литовских князей, штудировали биографии их самих, жен, любовниц, детей, друзей, митрополитов и т.д. Но, как я выяснила недавно, оставляли без внимания все, что не относилось напрямую к истории ВКЛ. Например, представителей тех же литовских дворянских и даже княжеских родов, выбравших служение Москве. Только в МГУ я узнала о Бельских, происходивших из рода Гедиминовичей и породнившихся с Рюриковичами, о Глинских, оказавшихся у московского трона благодаря матери Ивана Грозного, о Старицких, которые по женской линии происходили из рода Хованских — еще одних выходцев из ВКЛ и бывших главными соперниками Ивана IV за власть. А ведь были еще Мстиславские, Бабичевы, Пронские…

Но эта часть литовской истории почему-то в нашей школьной программе отсутствует. Равно как и полноценная история Киевской Руси.

Мы детально изучаем историю только Полоцкого княжества, а его взаимоотношения с соседями по пути «из варяг в греки» сводятся в основном к рассказу о несчастливом замужестве княжны Рогнеды. Для того, кому пришлось учиться и по российским, и по белорусским учебникам истории, разница в интерпретации исторических событий и подборке фактов очевидна.

— И в чем она?

— Согласно белорусской подаче, наша страна, как правило, становилась на протяжении всей своей истории жертвой захватнической политики соседей — Польши или России. Скажем, захват Смоленска в начале XVI века подается как результат агрессии со стороны Москвы, присвоившей исконные земли ВКЛ. Читая российский учебник истории, я узнала иную точку зрения: Василий III считал Смоленск своей вотчиной, захваченной, напротив, литовцами и поляками. Право так думать ему давал тот факт, что Смоленск был захвачен польско-литовским войском, смоленский князь и его наследник убиты, а младший сын князя Юрий Святославович бежал и присягнул на верность Москве. Но Василий III решился отвоевать «свое» только после внезапной смерти сестры Елены, ставшей к тому времени вдовой литовского князя Александра Ягеллончика и помехой в глазах его преемника Сигизмунда I. К тому же Москва дала приют главному сопернику Сигизмунда в борьбе за трон ВКЛ — Михаилу Глинскому. Все это привело к взятию Смоленска зимой 1513–1514 годов. Или, например, времена русской Смуты подавались нам в школе как история Люблинской Унии и принятия Статута ВКЛ 1588 года. Последний — как пример антипольских настроений и первая попытка создания правового государства, предпринятая подканцлером Львом Сапегой. И ни слова о том, что тот же Сапега был главой посольства ВКЛ и заключал мирные соглашения с Федором Иоанновичем и Борисом Годуновым, а потом он же готовил интервенцию в Москву, поддерживал обоих Лжедмитриев, а в его имении воспитывался лже-Ивашка I (якобы сын Марины Мнишек и Лжедмитрия II).

Кстати, про Лжедмитрия, Мнишеков и Годунова я тоже узнала лишь в Москве. Это не означает, что российский учебник лишен предвзятости и ангажированности в подборе фактов. На мой взгляд, в нем неоправданно мало внимания уделяется истории того же ВКЛ, а ведь этот период в общерусской истории крайне важен, потому что представляет собой альтернативный путь политического развития, принятый в северо-западной Руси и уничтоженный Москвой в XVI веке. Править историю — дело неблагодарное: правда рано или поздно всплывет. Мне родители рассказывали, что в годы советской власти историю Белоруссии тоже «чистили» — в школах не рассказывал, например, о Миндовге или Радзивиллах. Потом маятник качнулся в другую строну, и с момента обретения независимости белорусские школьники пишут доклады про родовые уездные города или семейные генеалогии аж до четвертого колена.

— Все так хорошо знают историю своего рода?

— Кто-то знает, но большинство придумывают. Мне, например, не известно, откуда мои пра-пра-пра родом, но знаю, что они из Радзивиллов, так что для итоговой работы я выбрала историю Городца — «родового гнезда». И этим путем, насколько мне известно, идут многие. Справедливости ради: в западной Белоруссии историю родов сохраняют лучше — в каждой второй семье есть предки поляки или немцы, а генеалогическое древо частенько возводят к XII или XIII векам. На востоке страны такое встречается реже. Что легко объяснимо: Белоруссия была долгое время разделена: западные земли находились в составе Польши, восточные — России. Не удивительно, что и сам белорусский язык образовался как смесь двух других — польского и русского. По-польски, как правило, говорила знать, элита, люди образованные, на белорусском — крестьяне и мещане. Был даже период, когда белорусский язык был запрещен в официальном общении и в литературе. В западных землях обучение на польском продолжалось даже после Второй мировой войны, так что, например, моим дедушке и бабушке пришлось переучиваться писать и читать на русском. На ЦТ (централизованном тестировании — аналог ЕГЭ.— «О») по белорусскому мне третьим вопросом выпала «Дудка белорусская» Франтишка Богушевича — произведение, написанное на польском про то, что белорусы не должны забывать родной язык. Так что если с языком все так непросто, что уж говорить об истории! Наши школьные учебники, как и российские, регулярно переиздаются, но их содержание при этом особо не меняется.

Львиная доля белорусского научного сообщества, включая историков, давно и прочно ассоциирует себя с Европой, а не с Россией. А именно эти люди разрабатывают программы и пишут пособия.

С другой стороны, в Белоруссии сегодня действует немало польских фондов и частных школ, ориентированных на то, чтобы молодые белорусы получали «карту поляка» и ехали учиться в Польшу.

— Что такое «карта поляка»?

— Это документ, позволяющий бесплатно и без лишних проволочек обзавестись долговременной польской визой, правом на работу и бесплатную учебу в Польше, а также на получение финансовой помощи и даже скидок на железнодорожные билеты. Чтобы получить «карту поляка», достаточно предъявить доказательство того, что один из твоих родственников был выходцем из Польши. Например, у моей бабушки сохранилось фото ее отца, воевавшего в Первой мировой войне, и он на карточке в польской форме. Этого достаточно. С таким фото следует прийти в польское посольство или консульство — и дело сделано. Из всей моей школьной параллели только я одна поехала поступать в российский вуз, а больше половины отправились учиться в Польшу. Для обладателей карты поляка образование там бесплатное, а стипендия выше российской, не говоря уже о белорусской: если я получаю 3 тысячи рублей в месяц, то моя подруга в Варшавском медицинском — около 600 евро в переводе со злотых. Я как-то возвращалась на каникулы к родным в поезде вместе с белорусским бизнесменом, работающим в Польше. И он убеждал меня, что Польша — это иной уровень цивилизации, после которого возврат на родину просто немыслим.

— Почему же вы выбрали МГУ?

— Мне важна не только «корочка» диплома и факт того, что он действителен в Европе, но и знания. Большинство же из тех, кто выезжает на учебу в Польшу, учатся в малоизвестных провинциальных институтах, где уровень получаемых знаний оставляет желать лучшего, зато диплом там выдают европейского образца. Но чтобы учиться в Польше даже в таких вузах, нужно хорошо говорить и писать по-польски. В белорусских школах таких знаний не получить — у нас в числе обязательных предметов только русский и белорусский, но зато есть частные польские школы, где за небольшую плату, сравнимую с той, что отдают за дополнительные услуги образования в московских школах, можно выучить польский, занимаясь с носителями языка.

— И что дальше?

— По окончании 11 классов и сдаче ЦТ желающие могут подать заявку на обучение в польских вузах и сдать экзамены (польский плюс профильные предметы). Первая десятка (или чуть больше) по результатам рейтинга (средний балл по сумме экзаменов) получает право на прохождение бесплатных курсов подготовки для поступления в вуз. То есть помимо стипендии (она примерно в два раза ниже студенческой), еще и номер в общежитии плюс год обучения польскому. Моя подруга, о которой я уже упоминала, училась так на подготовительных курсах в Лодзе и жила в общежитии еще с тремя соотечественницами из Бреста, Гродно и Минска.

Кстати, условия в общежитии им не понравились, так они написали жалобу и их расселили по двое в апартаментах в городе. По окончании подготовительного года все они снова сдали экзамены, подруга оказалась второй по рейтингу и получила место на первом курсе варшавского медицинского, а с ним и повышенную стипендию (в два раза выше по сравнению с тем, что ей давали на подготовительном) и место в общежитии. Если не считать языковых требований, поступить в польские вузы белорусам куда проще, чем в российские.

— А есть ли в Белоруссии российские организации, которые бы помогали бы привлекать белорусов в Россию?

— Если и есть, то я ни одной не знаю. Русский язык и литературу мы в обязательном порядке изучаем в школе и даже на ЦТ сдаем по выбору русский или белорусский. Большинство, кстати, выбирает русский (из нашей параллели белорусский сдали всего пятеро). Про историю я уже говорила, хотя тем, кто соберется учиться в России, полученных знаний будет недостаточно и придется переучиваться. Но поляки помимо польских языковых школ открыли в Белоруссии еще и немало благотворительных фондов, помогающих нуждающимся. Они раздают одежду, обувь, помогают деньгами. Тут и помощь сиротским домам, инвалидам, старикам, просто малоимущим. Очень многое делает католическая церковь. А вот про аналогичную работу православных приходов или российских фондов я не слышала. Надо ли говорить, что белорусы, видящие такую заботу со стороны польских организаций и не наблюдающие ее со стороны России, делают из этого выводы?
https://www.kommersant.ru/doc/4052844

тима

Мова и шлюхи.

В небольшоом белорусском городишке Молодечно актёры решили вникнуть в нелёгку жизнь местных теток с низкой социальной ответственностью. Подошли к этому вопросу с истинно нацЫянальным колоритом - на мове. Ну что можно сказать - "наконец-то, свершилось!!!"  Мову освоили тетральные шлюхи из провинции, чем вызвали бурный восторг у змагаров. Оцените:

"С первых же минут спектакля актрисы сочным белорусским говором со сленгом и матюками дают возможность зрителю почувствовать себя свободно. "

https://nn.by/?c=ar&i=235180&lang=ru



Каково, а? Главное, что с "матюками" и на мове...
Кстати, вот один комментарий на Ниве, который подводит черту под этой фотографией. Как говорится - ни убавить, ни прибавить:

08.08.2019 / 16:12
Учитывая модель поведения Республики Беларусь на международной арене, мова для представительниц данной профессии выбрана очень удачно.

https://nn.by/?c=ar&i=235180&lang=ru
тима

Союзный шантаж ( статья от А. Суздальцева)

«Шантаж» звучит как-то вульгарно, мне больше нравится «вымогательство» / Blackmail is such an ugly word. I prefer «extortion». Футурама

   Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, в последнее время увлеченно занимающийся вопросами сельского хозяйства, на завершившейся неделе все-таки смог выбрать время и в пятницу 2 августа обратился к вопросам российско-белорусских отношений. Белорусский президент не скрывал, что с учетом идущей предвыборной кампании, Минску в отношениях с Москвой придется принимать решения «стратегического характера», но их первоначально необходимо сформулировать и как бы обсудить, для чего в пятницу во Дворце независимости и было собрано немало должностных лиц. 

Ревизор на пороге?

   Автор этих строк, естественно, не мог не сравнить слова А. Лукашенко, высказанные им перед началом закрытого (!) совещания («У нас очередное совещание по актуальным текущим вопросам, хотя есть и вопросы стратегического характера, как, допустим, отношения с Россией в Союзном государстве. Нам сегодня предстоит обсудить эти вопросы и принять решения» (https://www.interfax.by/news/belarus/1262184) с знаменитой фразой Городничего из гоголевского «Ревизора»: «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор…».

   Понятно, что никакого «ревизора» в Минске не ждут, но то, что на А. Лукашенко начинает беспокоить начавшийся электоральный цикл, условия проведения которого постепенно, но неуклонно приобретают крайне сложный и даже опасный характер, не вызывает сомнений.

   А. Лукашенко прекрасно знает и понимает свой народ, четверть века живущего в основном надеждами на фоне постоянной борьбы за элементарное выживание.  Выборы – это сделка властей с собственным народом.

   Для легитимизации шестого срока (!) белорусскому президенту необходимы ресурсы в десятки миллиардов долларов. Причем электорат перед выборами должен знать, что ресурсы с той же России уже получены или, хотя бы твердо обещаны, финансы и дешевые энергоносители вот-вот будут вброшены в экономику и очень оперативно и, конечно, позитивно скажутся на заработных платах, пенсиях и ценах. Люди, перед тем как идти к избирательным урнам должны получить надежду на то, что социально-экономическая ситуация в стране не только не ухудшится, но и относительно быстро улучшится.

   Иными словами, властям нужны надежды, которые, застряв на определенное время в головах электората, помогут «прикрыть» любой результат голосования, легитимизировать любой состав парламента, любые, даже самые скандальные, изменения в Конституции. Надеждами народа выстлана «дорога» к шестому президентскому сроку А. Лукашенко.  Но ведь сейчас таких «надежд» у населения нет. Ресурсов для их «выращивания» тоже нет. Катастрофа…

   Судя по печальным для белорусской стороны итогам июльского российско-белорусского саммита в Санкт-Петербурге (18.07.2019), существует вполне реальная угроза, что выборы в нижнюю палату белорусского парламента властям республики придется проводить «на сухую», без ресурсов.  Однако, белорусские власти публично не признали июльский провал...

Далее здесь - https://politoboz.com/content/soyuznyy-shantazh#comment-399301

звезда лайт

Управляемое сужение русскоязычной среды, или Змiцеры вместо Дмитриев

О именах и латинке

Читатель прислал ссылку на тред в твиттере, который по сути является срезом белорусского общества.

Белорусы недоумевают по поводу странных трансформаций своих имён: из Vladimir в Uladzimir, Katerina в Katsiaryna, Egor в Yahor,
Denis в Dzianis и так далее.



Белорусизация в основном происходит в серой правовой зоне.
Для игнорирования статуса русского языка как государственного используется понятие «национальный язык» (белорусский), или дерусификация и вовсе проходит без каких-либо объяснений.
Несмотря на то, что граждане Беларуси русскоязычны и, соответственно, пользуются русскими именами — в паспортах транслитерация имён по умолчанию производится с белорусского языка.
[Далее следуют этапы >>>]Далее следуют этапы
-(i) унификации транслитерации имён и
(ii) приведение стандарта к белорусской латинке (до недавнего времени были вольности) и, в перспективе —
(iii) директивная замена имён на «национальные»: не Dzmitryj, а Zmicier (Зьмiцер).
Следует ожидать появление в стандарте гачеков (š, č) и ў (ŭ). Если Россия умоет руки и не будет менять режим, то, скорее всего, Змiцеры вместо Дмитриев появятся в паспортах и в кириллическом варианте, вместе с исчезновением русского.

По замыслу властей, белорусы в различных сферах жизни наблюдают подобные символы (мова, латинка, костёлы, вышиванки), проводят между ними логические линии и собирают для себя объемную картину национальной идентичности («я беларус, а не нейкі брудны маскаль»). С интерпретацией символов в идентичность помогают режимные белорусизаторы, как через интернет-медиа вроде TUT.by и активистов, так и через вполне себе государственные телевидение и издания.

Пока это привело лишь к формированию сплочённой «касты» охранителей-белорусизаторов (часто выходцев из гродненской области или просто, по причине происхождения, воспринимающих местное население как чужих), которые упрекают рядовых белорусов за недостаточный патриотизм. В треде это Uladzimir Kvitkievič, Kirył Plyaškievič и другие.
В принципе, власти не особо в восторге от агрессии националистов: им нужен не гражданский конфликт, а чтобы белорусы (желательно завтра) проснулись, не зная русский язык, читая на латинке и молясь в костёле — но исполнители сталкиваются с другой идентичностью и прибегают к микроагрессии (которая сравнительно быстро перейдет в террор).

Некоторые делают вывод, что раз белорусы не протестуют по поводу подобных мер, то они не являются русской гражданской нацией. Я не совсем согласен с такой интерпретацией. Белорусы минимизируют общение с государственными органами и конфликтность, поэтому прозападный институт незаметно сдвигает флажки. Единственные прототипы политических сил представляют агрессивное меньшинство, а прорусские или хотя бы умеренные силы («за независимую русскоязычную Беларусь») сведены до состояния ничтожества. Белорусы просто не понимают, что это какой-то антирусский нацбилдинг, для них это генерик чиновнический идиотизм, которого в Беларуси хватает. На управляемое сужение русскоязычной среды и рост разжигания ненависти к русской культуре они отвечают не протестом, а миграцией на российские (или англоязычные) ресурсы и медиа (спасибо интернету).

Данный расклад (структурированное агрессивное меньшинство и атомизированное умеренное большинство) — неизбежно приведёт ситуацию к прибалтийской, украинской или любой другой подобной.

Лукашенко не даст создать в РБ реальные пророссийские силы.
Поэтому, стоит попробовать перекрыть все финансовые и ресурсные потоки, ввести санкции и жёстко увязать ситуацию со сворачиванием нацбилдинга и передачей контроля — и Лукашенко пожрёт собственная Семья, которая не готова сидеть в землянках за мову и не хочет оказаться на вилах у националистов или быть люстрированной за ошибки в латинке. Сам же Лукашенко прошёл точку невозврата и от белорусизации не откажется.

Экспертные форматы, замалчивающие или обходящие дерусификацию, скорее ослабляют позицию России, сводя всё исключительно к экономике.


P.S.. Daubayob - как перестать орать с этого?
Злюкен Енотен

тима

Когда вас делят на "правильных" и "неправильных"

Вот такая мерзкая реклама недавно появилась в минском метро. Ничего не напоминает?



Прошу белорусских чинуш пояснить - с какой целью в минском метрополитене висит реклама, между строк которой явно читается намёк на разделение белорусов - на правильных и неправильных? Я имею в виду гаденькую рекламу от "Симбал.бай" об ударении в словосочетании "РоднАя Беларусь"?
Мы уже семимильными шажками движемся по пути соседней Украины. Там тоже поделили своих граждан, в результате чего их погибло несколько тысяч, отвалился Донбасс и "уплыл" Крым...
Минский метрополитен пробивает очередное дно.

Хроники интеграции: мобильная связь

Вчера, вот так вот невзначай, мы с вами получили иллюстрацию той напряжённой договороспособности, которую демонстрирует команда Лукашенко на тернистом пути интеграции российской и белорусской экономик в единое экономическое пространство Союзного государства. Все помнят о том, что, по версии Белорусского Лидера, Россия тормозит этот процесс, вот уже скоро 20 лет? Ну, вот:

Collapse )

Сябры, слоганчик «наша выгода священна», на фоне белорусской экономической немощи, в рассуждении его непререкаемости на переговорах – он далековато может завести. В глухой такой, уютный тупичок. Где будут себе великие белорусские экономисты, политики и переговорщики уныло посасывать посоленный «Беларуськалием» пис, делясь, неслышно для российских граждан, впечатлениями о подлой России, тормозящей интеграцию. ещё и в рассуждении привлекательности Синеокой для российских туристов.

На фоне конских цен на роуминг.

(Помочь автору)

Не трогайте имя Сталина, не трогайте его эпоху, это далеко не ваш уровень ума



Анатолий Крюков

При Сталине я прожил 20 лет. Деда по материнской линии раскулачили, по отцовской — тоже. При советской власти по статье УК 93 я получил 6 лет усиленного режима. За что? "Шабашил", строил с бригадой коровники, телятники в совхозах, за завышение нормы расценок, то есть хищение, получил наказание. Замечу, что сейчас тем, кто украл 7 млн. долларов, дают 7 лет условно. И даже зачастую за руку хватают таких воров не наши, а ребята из "американского обкома". Помните, как они Черномырдину грозили, как он оправдывался, говоря о Буше: "… Да я его маму знаю, я его папу знаю, как же младший мог такое сказать?"

С моей биографией, казалось бы, надо было пристроиться в ваши ряды и лить помои на прошлое моей родины-матери. Но у меня — другая позиция.

Я читал и Солженицына, и Аксенова. У первого — "Один день Ивана Денисыча", где он описывает нелёгкую житуху в лагерях. А где, в каком государстве осужденным — рай?! У второго читал "Коллеги". А потом оба скурвились.

Collapse )

Азбука незалежнасцi. "Р" - равенство

Представьте себе на минуточку (понимаю, что бред) вот такой вот сюр. Идут переговоры о вступлении футбольной федерации одной небольшой, но гордой страны в ФИФА. И, значит, эта самая независимая федерация выдвигает свои условия присоединения. Поскольку она исходно более слабая, а все в спорте должны быть равны, то мировой футбол ей изначально должен, потому как там рулят зажравшиеся миллионщики. В чемпионате мира сборная этой гордой страны начинает без отбора и исключительно с полуфинала. Да, сразу финал не требуем, мы пошли на такие вот значительные уступки в хотелках, оцените. После того, как оцените – учтите, что, во-первых, в команде соперника вратарь наш, и не больше 9 человек на поле, а их лучший нападающий должен прибыть в наше распоряжение не позднее, чем за две недели до матча, чтобы успеть сыграться. Во-вторых, в случае нашего проигрыша чемпионский кубок вручается нам в качестве утешительного приза, ибо слабых обижать нельзя; на тему постановочной переигровки, где мы победили (внутри страны чтоб показать), мы ещё подумаем; это – опционально, как каяться за победу над нами будете, и чем её компенсируете. Нет, это не бред сошедшего с ума белорусского футбольного функционера. Это – реалии претензий белорусского руководства по поводу равенства сторон в Союзном государстве РБ и РФ. Когда большее количество белорусских прав компенсируется экспоненциальным ростом российских обязанностей.

Collapse )

Чем раньше эта, в сущности, простая мысль до головы дойдёт, тем легче будет жопе: претензии должны соизмеряться с возможностями, и действовать надо исходя из этого. Какие варианты возможных действий – немного позже разберём; их есть.

Варианта пановать над Россией за счёт России только нет.